Cамая сокровенная мечта

Сквозь предновогоднюю лесную мглу, навстречу новогодним праздникам ехал большой красно-белый тягач с такого же цвета полуприцепом. Он должен был прибыть в строго назначенный пункт к точно определенному времени. Грузовик, украшенный гирляндами, освещал лес вокруг себя и дарил вечерней природе атмосферу волшебства. За рулем сидел Дед Мороз. Сегодня у нашего рождественского дарителя было прескверное настроение, он хмурил белые брови, из-под усов то и дело доносилось басовитое «бу-бу-бу».
— Прием, говорит мэр города Малый Садко! — донесся из автомобильной рации хрипловатый голос. — Мороз Иванович, скоро там? Детишки тебя совсем заждались.
— Бу-бу-бу! — пробубнил в ответ дедушка. — Прием, Михаил Потапович, можете распускать ребят по домам!
— Не понял! Это как?!
— Да вот так! Пустой еду. Без гостинцев и подарков. Руководство говорит, что в этот раз не положено.
— Что не положено?! Почему не положено?! — запротестовали на другом конце рации. — Наши ребятки весь год хорошо себя вели…
— Вели хорошо, говорят, а дружны не были. — перебил Мороз Иванович. —По своим квартирам разойдутся, говорят, и сидят, говорят, даже делами и здоровьем друг друга не поинтересуются. Вот ровно потому ничего в этот раз и не дали. Даже запретили мне к детям в гости на Новый год заходить. Инструкция, понимаешь ли.
Дед Мороз посмотрел на навигатор: до конца пути осталось около трех километров.
— Михаил Потапович, минут через пять буду! 73!
Когда трейлер начал заезжать на главную площадь города, на него обратили внимание только взрослые. Дети же будто ничего вокруг себя не видели. Они разошлись в разные стороны и, пытаясь не обращать друг на друга внимания, сидели каждый в своем смартфоне или игровой приставке. Детские лица были серы и безучастны. Их, кроме гаджетов в руках, ничего не интересовало. Родители же, напротив, радовались, что к ним приехал тот, кого они так долго ждали. Они обступили грузовик, распевая новогодние песни, их лица сияли счастьем. Вылезая из кабины, Мороз Иванович внимательно осмотрел толпу и разочарованно произнес:
— Господа родители, праздник отменяется! И подарки, кстати, тоже. Можете расходиться по домам, как я вижу, ваши дети будут этому только рады.
Улицу окутала напряженная тишина. На лицах взрослых застыла маска отчаяния. Но затишье было недолгим. Откуда-то снизу, из-под ног Деда Мороза, который так и стоял на автомобильной подножке, раздалось детское хныканье, которое постепенно перерастало в плач.
Мороз Иванович устремил свой взгляд вниз и увидел девочку в тонком бордовом пальто, бежевой зимней вязаной шапке с двумя помпонами и такого же цвета шарфе. Ей было, наверное, лет пять. Он осторожно спрыгнул со ступеньки и тихо подошел к ребенку. Чуть пригнулся и с улыбкой посмотрел в глаза малютки.
— Ты почему плачешь, солнышко? —ласково спросил он вполголоса.
Девочка подняла взгляд от снега и шерстяной варежкой смахнула слезу с щеки:
— Я очень хотела праздника! Я очень мечтала об этом Новом годе! — прошептала она, всхлипывая.
— Почему он для тебя так важен, дитя мое? — поинтересовался Дед Мороз.
— У меня есть самая сокровенная мечта, которая должна была исполниться в еще не прошедшем году. — чуть громче, но все еще тихо произнесла девочка.
— Какая, радость моя? — продолжал спрашивать Мороз Иванович.
— Моя мама говорит, что ты — мой папа, а для того, чтобы радовать детей всего мира, ты стал Дедом Морозом. — громче и уверенней ответила она и добавила:
— Только раз в год ты приходишь в наш дом, чтобы увидеть меня. Моя самая сокровенная мечта — чтобы ты остался с нами и только в Новый год становился Дедом Морозом и радовал других детишек.
Лица взрослых изменились настолько, что внимательный зритель в эту минуту ожидал бы от них слез и просьб об исполнении мечты ребенка.
— А где твоя мама? — шепотом поинтересовался волшебник.
Девочка приподняла руку и варежкой указала на стоящую рядом молодую женщину. Ей было от силы лет двадцать пять. Ее волосы цвета спелой пшеницы лежали на плечах белого норкового полушубка. Только очень испуганный и тревожный взгляд мешал сиять красоте ее лица. Она была так прекрасна, что Дед Мороз просто не мог остаться равнодушным к этой Снегурочке. Он посмотрел в ее голубые глаза, она обратила на него свой умоляющий о пощаде взгляд. Никто не увидел искру зарождающейся любви, но все почувствовали то тепло, которое родилось от этой искры.
Это тепло сначала согрело всех взрослых, ряд за рядом окутывая нежностью и любовью стоящих рядом с Дедом Морозом, девушкой и девочкой, а затем словно ударная волна разнеслось на многие километры вокруг эпицентра. Дети, по-прежнему занятые своими гаджетами, постепенно выходили из оцепенения и избавлялись от магических чар современных технологий. Они потихоньку начали подходить к своим родителям и с извиняющимся видом брать их за руки. В эти минуты что-то изменилось вокруг, происходило какое-то чудо, которое ты, читатель, можешь только представить.
Но самое важное волшебство произошло, когда все горожане, собравшиеся в эту праздничную ночь на главной площади, встали в большой круг и протянули друг другу руки, объединившись в цепь хоровода.
И когда счастливые люди проходили очередной круг, под их радостный смех, под песню «В лесу родилась елочка» с неба начали падать разноцветные коробки с подарками — прямо в центр, туда, где была установлена новогодняя ель. К каждой коробке был приклеен ярлычок с именем того, кому она предназначалась. Здесь были подарки для всех: и для детей, и для взрослых, и для девочки в бордовом пальто, и для ее мамы, и даже для самого Деда Мороза. Никто не остался без подарка.
На главную площадь города падали крупные пушистые снежинки, дарившие празднующим тепло и любовь. А по небу пронеслась тройка белых коней, запряженная в сани, в которых сидел главный Дед Мороз — Николай Чудотворец. Он смотрел вниз с высоты птичьего полета и радовался за всех нас. А колокольчики на упряжке звенели: «Дзынь-дзынь-дзынь».

Редактор: Крузе Мария Андреевна